Бесплатная консультация юриста:
8 (800) 500-27-29 (доб. 553)
СПб и Лен. область:Санкт-Петербург и область:
+7 (812) 426-14-07 (доб. 318)
Москва и МО:
+7 (499) 653-60-72 (доб. 296)
Получить консультацию

Бывшие сотрудники мвд где отбывают наказание

По ту сторону закона. Как отбывают наказание бывшие сотрудники правоохранительных органов

Сегодня мы решили затронуть очень интересную и даже местами весьма деликатную тему того, как же все-таки отбывают наказание в местах лишения свободы так называемые «бывшие». Под данным словом мы подразумеваем сотрудников полиции, ФСИН, ФСБ, судей, прокуратуры, СК, которые по тем или иным причинам были осуждены и отбывают наказание в местах лишения свободы.

Местом нашего пристального взгляда мы выбрали ФКУ ИК-11 ГУФСИН России по Нижегородской области, г. Бор. Редакции «Гулаг-Инфо» удалось, взять данные интервью у осужденных, как непосредственно отбывающих в ИК, так и у одного бывшего осужденного.

Имена интервьюируемых по соображениям безопасности изменены:

Расскажите об ИК, режим, основной контингент осужденных?

Максим К. — «Это специализированная колония строгого режима для отбывания наказания в виде лишения свободы бывшими сотрудниками правоохранительных органов и судьями.

Основная масса заключённых – это те, кто просто когда-то по призыву служил во внутренних войсках (ВВ), затем по количеству идут бывшие сотрудники МВД и полиции, и далее по убыванию – сотрудники ФСИН, сотрудники ФСБ, прокурорские, следователи СКР и судьи.

Также имеется достаточное количество заключённых, которые переведены в эту колонию с обычных «бытовых» лагерей по «оперативным соображениям», как в безопасное место (БМ). В основном это те, кто активно сотрудничал с администрацией и «операми» (стучал, доносил и др.), так называемый «негласный аппарат» (осведомители, агенты, конфиденциальные сотрудники и др.). Таким образом «кураторы» просто «прячут» этих негодяев от справедливого возмездия других заключённых, которых они «сдали».

ВВшники, это в основной своей массе спившиеся и деградировавшие люди, ведущие асоциальный образ жизни, который и послужил причиной их появления в колонии (ст.111, ст.105, ст.158, ст.161, ст.162 УК РФ).

У сотрудников МВД и полиции уровень образованности уже повыше и «заезжают» они в основном по ст.285, ст.286, ст.290 УК РФ. ОМОНовцы и СОБРовцы из-за своей специфической ограниченности и «физической подготовленности» – по ст.105, ст.111, ст.163 УК РФ.

ФСИНовцы осуждаются в основном по ст.228, ст.285, ст.286 и ст.290 УК РФ. У прокурорских, следователей СКР и судей исключительно ст.290 УК РФ.»

Сергей М.– «Более 80% находящихся в колонии осуждены в первый раз. Повторность совершения преступления данными осужденными очень мала.»

Отношение сотрудников?

Максим К. – «Сотрудники администрации в целом относятся к спецконтингенту хорошо, явно понимая, кем они были до этого и где сами сотрудники могут оказаться в случае чего.

Также они чувствуют, что большое количество заключенных превосходит их в образовательном уровне и опыте.

В силу воспитания и специфики прежней работы, основная масса заключённых люди интеллигентные и общаются с сотрудниками администрации уважительно, что вызывает в ответ такую же реакцию.

Колонией руководит грамотный и адекватный начальник, поэтому в целом нарушений закона не допускается.»

Сергей М.– «В колонии содержится несколько бывших сотрудников данного учреждения, эксначальник по БиОР Бобриков и инспектор от которых практически вся внутренняя политика и зависит (назначение, старшин промзоны, лагеря, старшин отряда…)»

Как сотрудники ФСИН относятся к своим бывшим коллегам?

Максим К. – «В целом хорошо и с уважением. В этой же колонии отбывали и отбывают наказание по настоящий момент непосредственно и сотрудники ИК-11.

Опыт заключённых — бывших сотрудников ФСИН, особенно оперативников, активно используется действующими сотрудниками колонии в своих служебных целях.»

К сотрудникам полиции?

Максим К. — Хорошо.

К сотрудникам прокуратуры, судов, СК, ФСБ?

Максим К. – «Этих заключённых явно недолюбливают в силу их подлой деятельности до осуждения, хотя открытой неприязни к ним не высказывают.»

Как устроен быт? Ремонт в помещениях, бытовое обслуживание и т.д.

Максим К. – «Бытовые условия в колонии хорошие и в основном это заслуга самих заключённых, которые делают всё возможное для их улучшения. Надо понимать, что в этой колонии люди просто живут, так как назначенные судами сроки достаточно большие, а порой и просто запредельны.

Ремонт в помещениях отрядов, штаба, КДС выполняется за счёт средств самих заключённых, а выделяемые из федерального бюджета средства и материалы, похоже, просто присваиваются.

Деньги на ремонт помещений отрядов и приобретение оборудования (унитазы, раковины, краны, мебель, стиральные машины и др.) в открытую периодически собирают так называемые «активисты» — это заключённые, которые, по сути, выполняют функции сотрудников администрации непосредственно в отрядах. Эти заключённые сотрудничают с администрацией, ведут всю организационную работу и обеспечивают ежедневную жизнедеятельность в отрядах.»

Сергей М. -«В отрядах колонии в основном проведен или проводится постоянно ремонт помещений за счет заключенных (отдельный повод поговорить) повод для сбора денег. В каждом отряде имеется комната для приема пищи, умывальник, туалет, душевая, имеются телевизоры, благоустроенность как правило зависит от «инициативы»актива отряда и возможности осужденных.»

О состоянии магазинов мы выяснили, есть еще что то? Например, наличие так называемой «квартплаты», сборы какие либо, расходы на улучшение жилищных условий и т.д.

Максим К. – «Да, есть общие ежемесячные сборы с «мужиков» на уборку помещений отрядов (три пачки сигарет с фильтром и пачка чая). Этими сигаретами и чаем активисты рассчитываются с теми заключёнными, которые непосредственно убирают помещения отряда.

При этом, согласно штатного расписания, в отрядах предусмотрены оплачиваемые (МРОТ) должности «дневального» и «старшего дневального». Именно эти заключённые, официально состоящие на должностях, и должны убирать помещения отрядов.

Вместе с тем, на этих должностях лишь формально числятся так называемые «старшины» (завхозы) и их помощники (активисты), которые и получают деньги, но при этом реально не убираются. Уборку помещений активисты организовывают исключительно за счёт всех остальных заключённых отряда.

Также в каждом отряде существуют «платные» спальные секции — это небольшие изолированные помещения, в которых, отдельно от основной массы заключённых отряда, проживают заключённые, способные ежемесячно платить активистам определённую плату (1000-2000 руб.). При этом, особо состоятельных «пряников» (вновь прибывших в первый раз после осуждения в колонию) активисты сразу «обрабатывают» и «разводят» на «вступительный взнос» за саму возможность «заехать» и проживать в платной секции (от 30 000 до 50 000 руб.).

Все эти собранные с заключённых деньги аккумулируются непосредственно у «старшины» (завхоза) отряда. Часть собранных денег он тратит на индивидуальное питание, часть на ремонт помещений и часть, по имеющейся устной информации, передаёт курирующему непосредственно его «оперу». «

Как обстоят дела с трудоустройством, какие виды работы существуют в колонии?

Максим К. – «В колонии имеется центр трудовой адаптации осуждённых (ЦТАо) в котором трудоустроено порядка 500-от заключённых из более чем 1200, находящихся в лагере.

В основном это те, у кого имеются установленные приговором и решениями судов иски и штрафы, а также те, кто просто не может бездельничать и не хочет находиться целыми днями в отряде с активистами.

Раньше в российских колониях были полноценные предприятия, имеющие статус юридического лица и своего директора.

Вместе с тем, в последующем, по всей видимости, чтобы лишить заключённых полноценной оплаты их труда, вместо предприятий были созданы ЦТАо, как подразделения в структуре самого учреждения.

В ИК-11 есть ряд производств (металлообработка, деревообработка, пищевое), но все они крайне не рентабельны из-за отсутствия современного оборудования и соответствующей квалификации у работников.

Сейчас уже крайне трудно найти квалифицированных рабочих среди заключённых, тем более среди бывших сотрудников правоохранительных органов.

Основная масса трудоустроенных заключённых задействована на сборке подарочных пакетов и индивидуальных рационов питания, работах, вообще не требующих какой-либо квалификации.

Колония совсем не вкладывает деньги в обновление оборудования, а лишь пытается привлекать к сотрудничеству тех заказчиков, которые согласны использовать для выпуска продукции на производственных площадях колонии исключительно своё оборудование.»

Работают ли осужденные?

Максим К. – «Да, реально работают порядка 300-от заключённых.»

Какая зарплата?

Максим К. – «Зарплата мизерная и позиционируется администрацией исключительно как сдельная. С учётом всех удержаний, «на руки» (на лицевой счёт) основной массе заключённых зачисляют по 200-300 руб.

Вместе с тем, выпускаемая заключёнными продукция реализуется заказчиками по вполне достойной цене.

Ряд заключённых после освобождения пытались в Борском городском суде взыскать с колонии не выплаченную за годы отсидки заработную плату (Галочкин С., Иванов Д. и др.), но, учитывая резонанс и корпоративную солидарность, суды и прокуратура открыто отстаивали незаконную позицию администрации ИК-11.»

Какие между друг другом взаимоотношения?

Максим К. – «Отношения между заключенными в основном ровные. Конфликты, конечно, время от времени происходят, но имеют, как правило, бытовой характер и быстро сходят на нет.»

Сергей М. – «Осуждённые между собой, как правило находятся в разных отношениях в большинстве своем в дружеских товарищеских по интересам, но в условиях замкнутого пространства бывает разное в том числе и потасовки с разными последствиями. Было несколько национальных потасовок при бывшем начальнике по БиОР Тараканове в частности между чеченцами и осетинами, которые в большей степени были и спровоцированы самой администрацией в желании наказать самостоятельных осужденных руками актива. Осужденные имеют формальное деление на актив, осужденные и отделенные.»

Существуют ли «касты»?

Максим К. – «Ну, касты, это громко сказано. Да, разделение существует. Это «активисты» (или козлы), «мужики» (работяги) и «отделённые»

Есть и те, кто просто никак себя не позиционирует и живёт сам по себе.»

Сергей М.– «Актив это лица,состоящие на разных должностях в основном старшины и их помощники.

Отделённые- это осужденные как правило за какой-то поступок против устоев, понимания, или как правило осужденные за преступления по ст.ст.131,132. в отношении малолетних, несовершеннолетних.

Они выполняют, как правило, самые грязные работы, столы, столовые приборы для приема пищи в столовой у них отдельные, кровати у проходов»

Расскажите немного о будущем, какие планы на будущее после освобождения?

Максим К. – «С желанием на свободу выходят те, кто не утратил за время «отсидки» социальных связей. Ну, а те, кто потерял всё – порой просто боятся выходить за ворота. За долгие годы по ту сторону забора меняется многое и спокойные тюремные будни у этих людей резко сменяются борьбой за выживание.

Заключённые реально отдают себе отчёт в том, что в условиях свободы они никому кроме родственников уже не нужны. Здесь и трудности с трудоустройством, и проблемы со здоровьем, и неоправданная подозрительность со стороны «правоохранительных» органов.

Основная масса заключённых, адекватно воспринимающих реальную действительность, со временем адаптируются, находят работу и быстро встраиваются в общество. При этом, криминальный опыт помогает им своевременно распознать опасность и различные провокации, что позволяет больше не попадать в беду.

Лично я после освобождения намерен восстановить здоровье и продолжить свою трудовую деятельность в сфере юриспруденции.

Теперь у меня напрочь отсутствуют какие-либо иллюзии по поводу реального устройства и функционирования бессменно действующей два десятилетия власти в стране, я точно знаю, на что способны российские «правоохранительные» органы и что реально представляют из себя суды.

Узнал, что действительно представляют из себя адвокаты (мошенники), основная масса которых, пользуясь неграмотностью и горем людей тупо разводят их на огромные деньги, ничего реально не предпринимая для защиты заключённых.

Данное преимущество (знание) и приобретённый в заключении бесценный опыт позволят мне браться за разрешение сложных вопросов со знанием дела и юридической перспективы.

Также я намерен продолжить своё развитие в духовной сфере и расширить свои психические возможности (Гурджиев, Успенский, Верещагин и др.).

За время заключения многое «встало на место», сильно поменялись ценности и приоритеты. Деньги и вещи – уже совсем не самое важное.

Теперь хочется больше находиться с родными и близкими (жена, дети, родители), всячески компенсировать время своего отсутствия и нагнать упущенное за долгие годы.

Я не считаю годы заключения зря потраченным временем. Тюрьма многому учит, в первую очередь пониманию другого человека и поведению в обществе (контроль эмоций и сдерживание желаний). Причиной, по которой человек оказывается в тюрьме – является он сам, и это важно понимать.

Многие здесь пытаются обратиться к Богу, но делают это не искренне. Хотя в целом тюрьма идеальное место, чтобы абстрагироваться от всего наносного (фальшивые друзья, ложные желания и цели, др.), привести свои мысли в порядок и стать истинно верующим.

Вместе с тем, лично для меня является проблемой простить тех, кто активно «поспособствовал» мне оказаться на столь долгий срок в лагере.

Но всё это мелочи, когда все живы и здоровы! Непоправима только смерть, а с остальными трудностями справимся!»

>Колонии для бывших сотрудников МВД – от колонии-поселения до особого режима

Что это такое?

Это исправительные учреждения, в которых отбывают наказание бывшие военные и сотрудники правоохранительных органов (БСМВД). Эти колонии в простонародье называют «ментовскими» или «специальными зонами», сокращенно «спецзонами», выделение которых обусловлено находящимся там контингентом.