Бесплатная консультация юриста:
8 (800) 500-27-29 (доб. 553)
СПб и Лен. область:Санкт-Петербург и область:
+7 (812) 426-14-07 (доб. 318)
Москва и МО:
+7 (499) 653-60-72 (доб. 296)
Получить консультацию

Почему возвращают детей в детский дом

Риск первый: родителям не хватает компетенций

«Нехватка родительских воспитательных компетенций», проще говоря – непонимание, почему ребенок себя так или иначе ведет и как на это реагировать. Например, у ребенка СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности). Пока он мал, родители думают, что справляются, но когда он попадает в школу и «ходит там по потолку», добавляется социальный прессинг. Учителя упрекают приемных родителей, что те плохо воспитали ребенка, а они искренне не знают, что с ним делать – не к парте же привязывать. Постоянно сидеть рядом тоже невозможно. В другом случае ребенок может в 8 или 10 лет хватать все руками, как младенец в три года. «Хватает» – и считает своим, так что его уже называют вором.

«В том и другом случае не работают наказания, работает только помощь», – уверена Наталья Степина. Правда, помощь специалиста будет эффективной только в том случае, если родитель тоже будет потихоньку обрастать знаниями, а с ними и пониманием, что происходит с их ребенком, почему и что нужно делать.

Риск первый: родителям не хватает компетенций

«Нехватка родительских воспитательных компетенций», проще говоря – непонимание, почему ребенок себя так или иначе ведет и как на это реагировать. Например, у ребенка СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивности). Пока он мал, родители думают, что справляются, но когда он попадает в школу и «ходит там по потолку», добавляется социальный прессинг. Учителя упрекают приемных родителей, что те плохо воспитали ребенка, а они искренне не знают, что с ним делать – не к парте же привязывать. Постоянно сидеть рядом тоже невозможно. В другом случае ребенок может в 8 или 10 лет хватать все руками, как младенец в три года. «Хватает» – и считает своим, так что его уже называют вором.

«В том и другом случае не работают наказания, работает только помощь», – уверена Наталья Степина. Правда, помощь специалиста будет эффективной только в том случае, если родитель тоже будет потихоньку обрастать знаниями, а с ними и пониманием, что происходит с их ребенком, почему и что нужно делать.

Неприятности начинаются не сразу

– Алена, почему происходят возвраты принятых в семью детей и можно ли сделать так, чтобы их не было?

– Ожидания, что возвратов совсем не случится, были наивны. Почему мы ожидаем, что приемные родители вдруг не будут отказываться от приемных в мире, где кровные родители отказываются от кровных детей?

Бессмысленно бороться за то, чтобы не было возвратов. Стоит бороться за то, чтобы их было как можно меньше. Когда мы так меняем цель, то мы сразу выходим в профессиональную плоскость и разговор становится более конструктивным.

Практика фостерных семей, например, в Америке, возникла не случайно, чтобы была возможность, если ребенок не встраивается в семейную структуру, передать его в другую семью, а не в детское учреждение. И в этом случае люди понимают, что воспитание конкретного ребенка – их работа на несколько лет, а дальше он будет перемещен и это часть ожидаемой программы. Но это не идеальная система, у нее есть серьезные недостатки: ребенок, три-четыре раза перемещенный из одной фостерной семьи в другую, теряет способность привязываться.

Тем не менее, эта система практикуется, потому что дает лучший результат, чем система сиротских учреждений.

– Как происходят возвраты?

– Когда люди берут ребенка в семью, то, как правило, неприятности начинаются не сразу. Сначала – период, когда все стараются друг другу понравиться, затем флер очарования спадает, люди начинают реалистичнее смотреть на ребенка, ребенок начинает понимать, что семья – это и какие-то обязанности. Отношения портятся. Серьезный кризисный момент, когда напряженность отношений выходит наружу и то, что есть сложности, могут увидеть посторонние. Кто-то проходит через кризисы, кому-то не хватает ресурсов.

Бывает такой этап, когда ребенку говорят: «Слушай, вот условия, которые ты не должен нарушать. А если их нарушишь, то ты не будешь больше нашим ребенком». Получается некий перенос ответственности, что вроде это не взрослые решили ребенка отдать, у него была возможность остаться и он сам в итоге сделал выбор. Часто эта история сопровождается тем, что ребенку озвучивают большой список того, что он не должен делать и что он должен делать.

Ребенок смотрит и думает, что в списке слишком много пунктов и ему ни за что не справиться, значит, и стараться не нужно. Он перестает стараться вообще, а потом в какой-то момент один из этих пунктов нарушается, и это приводит к разрыву отношений. Ребенок укрепляется в мысли, что он никчемный, негодный и что его вернули, потому что он ничего не стоит.

– Бывает, люди взяли ребенка, начались первые сложности, не соответствующие их картинке, и они вернули. Бывает, когда ребенок в семье давно, много лет, но начались проблемы, с которыми семья не может справиться. В каких ситуациях чаще возвращают?

– Бывают разные истории. Самое сложное – когда родители всю жизнь чувствуют в доме присутствие чужого человека.

Но бывает, когда, несмотря на все усилия родителей, ребенок начинает делать что-то асоциальное, например, активно проявляются случаи воровства. Родители оказываются под сильным социальным прессингом: окружающие категорически не одобряют и ребенка, и их как родителей. Порой в таких случаях они говорят: «У меня пропало ощущение, что я могу обеспечить безопасность моему ребенку. Потому что после школы он ходит по улицам с друзьями, я не знаю, что он делает в это время, и в детском доме он будет хотя бы в рамках жесткой дисциплины, которую они могут реализовать, а я нет. В детском доме будет безопаснее».

Я видела очень ответственных родителей, которые были на грани возврата именно по этой причине, – они уходили на работу, а когда приходили, они видели у себя дома компанию людей, которых ни за что не предполагали видеть рядом со своей семьей.

Угроза возврата возникает, и когда от приемного ребенка исходит угроза для кровных детей.

Бывает и такое, что ребенок, который проявлял в предыдущей семье очень тяжелое поведение, при перемещении в другую семью перестает это делать, потому что поведение ребенка – во многом результат взаимодействия с конкретными родителями.

– Получается, что ответственность за возвраты полностью лежит на приемных родителях?

– Ответственность за возвраты и правда лежит на приемных родителях, но это может быть очень объяснимое решение. Дети бывают с очень тяжелым опытом, с непростым поведением (например, это могут быть попытки поджечь предметы, жестокость к котятам), они иногда вообще не имеют представления о том, что такое любить. Такой ребенок может очень сильно негативно воздействовать на семью, пока учится любви.

Но в рамках одной и той же ситуации возврата можно вести себя по-разному. Иногда приемный родитель, возвращая ребенка, готов несколько месяцев ждать, пока ему подберут другую семью, он готов продолжать процесс плавной передачи ребенка, дать родительское напутствие, готов честно сказать, что происходит.

Важно еще помнить о том, что родители, которые вернули ребенка, тоже являются жертвами этой истории и сталкиваются с общественным осуждением в тот момент, когда им нужна помощь. А если в семье есть и другие приемные дети, они могут думать: «Этого отдали, а я буду следующий?» То есть и детям в семье нужна помощь.