Бесплатная консультация юриста:
8 (800) 500-27-29 (доб. 553)
СПб и Лен. область:Санкт-Петербург и область:
+7 (812) 426-14-07 (доб. 318)
Москва и МО:
+7 (499) 653-60-72 (доб. 296)
Получить консультацию

Юридический факт право собственности

Договор дарения

Договором дарения признается такой договор, по которому одна сторона даритель безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне одаряемому. Итак, договор дарения, заключаемый путем передачи дарителем имущества одаряемому, отличается от консенсуального договора обещания дарения не только по моменту его заключения, но и тем, что он вообще не порождает обязательств сторон и поэтому не может быть отнесен также и к реальным договорам.

По своей правовой природе такой договор дарения представляет собой “договор – сделку”, то есть юридический факт, служащий основанием прекращения права собственности дарителя и возникновения права собственности у одаряемого на подаренное имущество. Пожалуй, единственная причина, по которой данный юридический факт признается не только основанием способом перехода права собственности, но и договором, состоит в необходимости для дарителя получить согласие одаряемого на передачу ему соответствующего дара.

Все остальные качества гражданско – правового договора договора – правоотношения и договора – документа в данном случае не имеют места. Отношение к договору дарения как к договору – сделке нам демонстрирует и законодатель. Из всех правил ГК, предназначенных для регулирования договора дарения, непосредственное отношение к договору, заключаемому путем передачи имущества одаряемому, имеют лишь следующие нормы:. Что касается иных норм, то они регулируют содержание договора дарения, порядок исполнения обязательств и отказа от исполнения договора дарения, вопросы правопреемства, то есть имеют в качестве объекта правового регулирования договор дарения как правоотношение и предназначены исключительно для регламентации отношений, связанных с консенсуальным договором дарения обещания дарения.

Таким образом, законодатель, понимая, что договор дарения, совершаемый путем передачи имущества одаряемому, не порождает обязательств и не обладает качествами договора – правоотношения, регулирует его именно как сделку договор – сделку без помощи норм, рассчитанных на определение содержания данного договора. Указанный договор, как и всякий гражданско-правовой договор на передачу имущества, имеет сложный предмет , состоящий из.

Между тем в юридической литературе можно встретить упрощенный взгляд на предмет договора дарения. Например, по мнению М. Масевич, “предметом договора дарения могут быть вещи, деньги, ценные бумаги, иные имущественные права, предоставляемые одаряемому, а также освобождение последнего от имущественных обязанностей”.

Сложный предмет договора дарения может быть разбит на пять частей:. Необходимо отметить, что и в этом случае для того чтобы соответствующие действия лица, освобождающего должника от обязательства перед третьим лицом, были признаны дарением, требуется наличие всех признаков договора дарения, и прежде всего безвозмездности и намерения дарителя именно освободить должника от его обязанностей в качестве дара последнему.

ГК РФ гл. Выделение данных видов договора дарения не является результатом строгой научной классификации на основе какого-либо единого критерия, а скорее объясняется наличием применительно к каждому из них определенного набора квалифицирующих признаков, отражающих особенности данных видов договоров дарения, которые требуют специального регулирования.

Договору обещания дарения присущи следующие характерные признаки:. Таким образом, существенными условиями договора обещания дарения являются:. Учитывая консенсуальный характер договора обещания дарения, следствием чего является разрыв во времени между заключением договора, то есть вступлением его в силу, и исполнением договора дарения, требуют ответа традиционные для договора дарения вопросы о допустимости заключения договора дарения под условием, а также о возможности для дарителя отказаться от исполнения своего обязательства по передаче имущества одаряемому.

Подробнее о договоре дарения под условием. Нет никаких оснований исключать возможность заключения договора дарения под отлагательным условием , когда стороны ставят возникновение обязанности дарителя передать одаряемому подаренное имущество или освободить последнего от его обязательств в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит.

Нельзя не согласиться с А. Маковским и в том, что такое отлагательное условие не может быть противоправным или безнравственным. Именно в этом случае отлагательное условие, под которым совершается дарение свадьба, успешное завершение учебы и т. Заключение договора обещания дарения под отменительным условием , когда стороны ставят прекращение обязательств дарителя после передачи дара в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит невозможно.

Дело в том, что обязательство дарителя действует только до передачи дара одаряемому, а с этого момента обязательство прекращается надлежащим исполнением п. Поэтому предусмотренные ГК случаи наделения дарителя правом требовать отмены дарения ст. Иными словами, случаи, предусмотренные ст. Договор пожертвования выделяется в отдельный вид дарения исходя из наличия у него такого основного признака, как совершение дарения в общеполезных целях.

В современной юридической литературе встречаются различные трактовки понятия “общеполезные цели”. Подробнее о трактовке понятия “общеполезные цели”. Например, М. Масевич считает, что “от договора дарения пожертвование отличает назначение дара, который должен быть использован по специальному назначению. Видимо, автором осталась незамеченной норма, содержащаяся в п. При отсутствии такого условия пожертвование имущества гражданину считается обычным дарением, а в остальных случаях пожертвованное имущество используется одаряемым в соответствии с назначением имущества.

Следовательно, договор пожертвования юридическим лицам не теряет своих качеств от того, что он не содержит условия о назначении дара и не превращается в этом случае в обычный договор дарения. Елисеев, напротив, в случаях, когда в роли одаряемого выступает государство, вовсе лишает жертвователя права обусловить использование пожертвованного имущества по определенному назначению. Он пишет: ” Это допустимо, если одаряемым по договору пожертвования является юридическое лицо или гражданин Особо примечательна аргументация этого вывода, которая состоит в том, что государство “всегда действует не в своих собственных, а в общих интересах.

Значит, даритель может быть уверен в том, что любой дар в адрес государства будет использован на общее благо; иначе он просто не может быть использован. Более того, предполагается, что государство лучше других субъектов знает, в чем состоит это общее благо, и лучше других может действовать в общеполезных целях.

Поэтому даритель некомпетентен обязывать государство к определенному способу использования пожертвованного имущества”. Первое наше замечание к данным рассуждениям состоит в том, что их результатом при серьезном к ним отношении может стать лишь исчезновение у “некомпетентных” дарителей российских и иностранных граждан и организаций всякой охоты жертвовать что-либо нашему такому “всезнающему” и лучше других понимающему, “в чем состоит общее благо”, государству.

Если же рассмотреть данное суждение с правовых позиций, то прежде всего необходимо обратить внимание на то, что законодатель в п. Стало быть, речь идет не только о Российской Федерации, но и о субъектах Российской Федерации, и о муниципальных образованиях.

При этих условиях очень трудно согласиться с утверждением И. Елисеева о том, что указанные субъекты всегда действуют не в своих собственных, а в общих интересах, и с его уверенностью в том, что дар в адрес указанных субъектов будет использован обязательно на общее благо.

Нам каждый день приходится наблюдать сюжеты противоположного свойства, героями которых выступают не только муниципальные образования, но и субъекты Российской Федерации. Да и собственно государство, если под ним понимать в целом Российскую Федерацию, в лице своих органов многократно демонстрировало свое “понимание общего блага” и “общественно полезных целей”, когда лишало собственных граждан выступающих не в роли дарителей, а кредиторов!

Кроме того, следуя воле законодателя, отсылающего нас к ст. Образ компетентного государства, лучше понимающего смысл общественного блага, “нарисованный” И. Елисеевым, на наш взгляд, никак не свидетельствует о таких особенностях данного субъекта, которые исключали бы возможность распространять на него законоположения о пожертвовании юридическим лицам, в том числе и с определением жертвователем условия об использовании пожертвованного имущества по определенному назначению.

Нам представляется, что наиболее полная оптимальная характеристика основного особого признака договора пожертвования дана А. Маковским: “В отличие от прежнего ГК в новом Кодексе под пожертвованием понимается дарение не в “общественно полезных”, а в общеполезных целях п.

Ими могут быть как цели, полезные для общества в целом, так и цели, достижение которых представляет пользу для более узкого круга лиц – лиц определенной профессии, определенного возраста, жителей определенной местности, членов участников определенной организации и т. Пожертвование имущества гражданину без указания цели его использования, которую можно считать общеполезной, превращает этот договор в “обычное дарение”.

Напротив, имущество, подаренное без такого условия юридическому лицу, должно использоваться одаряемым “в соответствии с назначением имущества” п. Помимо ранее рассмотренного предмета договора дарения к числу его основных элементов как и всякого гражданско – правового договора относятся также его субъекты, содержание права и обязанности сторон и форма. В принципе в качестве дарителя и одаряемого по договору дарения могут выступать любые лица, признаваемые субъектами гражданского права:.

О содержании договора дарения правах и обязанностях сторон можно говорить лишь применительно к договору обещания дарения. Что касается договора дарения, совершаемого путем передачи подаренного имущества одаряемому, то он представляет собой договор-сделку, то есть юридический факт, порождающий право собственности на подаренное имущество у одаряемого и соответственно прекращающий право собственности дарителя; договорная природа такого дарения выражается лишь в том, что передача одаряемому подаренного имущества требует согласия последнего на принятие дара; впрочем, такое согласие предполагается.

Итак, договор обещания дарения порождает одностороннее обязательство дарителя передать объект дарения одаряемому и корреспондирующее данному обязательству право одаряемого требовать от дарителя передачи дара.

Особенностью договора дарения является то, что в изъятие из общего положения о недопустимости одностороннего прекращения гражданско – правового обязательства, за исключением случаев, установленных законом ст.

Так, одаряемый вправе в любое время до передачи ему дара от него отказаться, в результате чего договор дарения считается расторгнутым. А расторжение договора, как известно, влечет и прекращение обязательства п.

Закон предусматривает лишь определенные требования к форме, в которую должен быть обличен отказ одаряемого от принятия дара:. Реализация одаряемым права отказаться от дара до его передачи, как правило, не влечет для него никаких последствий.

Исключение предусмотрено лишь для тех случаев, когда договор обещания дарения был заключен в письменной форме, и состоит оно в том, что даритель вправе требовать от одаряемого возмещения реального ущерба, причиненного отказом принять дар пп. Особое правовое положение дарителя как субъекта одностороннего обязательства, исполнение которого влечет увеличение имущества одаряемого за счет уменьшения имущества дарителя, не получающего ничего взамен, нашло свое выражение в наделении его при определенных обстоятельствах правом на отказ от исполнения договора дарения без всяких для себя негативных последствий:.

Если даритель не воспользовался своим правом на отказ от исполнения договора дарения и не исполнил своего обязательства, для него могут наступить последствия, предусмотренные ГК на случай неисполнения должником гражданско-правового обязательства. В частности, если объектом дарения являлась индивидуально-определенная вещь, одаряемый может потребовать отобрания указанной вещи у дарителя и передачи ее одаряемому ст. Кроме того, к дарителю может быть применена и ответственность за неисполнение обязательства.

Несмотря на всю специфику договора дарения обещания дарения , неисполнение или ненадлежащее исполнение вытекающего из него обязательства влечет ответственность, предусмотренную для должника, нарушившего гражданско-правовое обязательство гл. Данное обстоятельство возложение ответственности на дарителя, нарушившего обязательство иногда вызывает непонимание в юридической литературе. Так, И. Елисеев, рассматривая вопрос о последствиях неисполнения дарителем договора обещания дарения, пишет: “Если же предмет дарения – вещь, определяемая родовыми признаками, то право на получение дара может сузиться до права на возмещение убытков п.

Жаль, – сокрушается И. Елисеев, – что законодатель не учел такой возможности и не предотвратил ее. Сергеева, Ю. Думается, однако, что, рассуждая подобным образом, автор не выходит за рамки обыденных представлений о договоре дарения.

Представим, что объектом дарения является действующее предприятие; одаряемый, вооружившись доверенностью дарителя и рассчитывая стать собственником указанного предприятия, инвестирует за свой счет средства на его реконструкцию, вступает в имущественные отношения с поставщиками оборудования, сырья и материалов, несет в связи с этим большие расходы.

Однако даритель передумывает и не передает предприятие в собственность одаряемого. Или другой пример. По договору дарения в собственность одаряемого должно быть передано большое количество нефтепродуктов, зерна или другого имущества, требующего специального хранения.

Все расходы на хранение берет на себя одаряемый, резонно рассчитывая на то, что он сможет покрыть их, став собственником соответствующего имущества. Неужели в подобных случаях право одаряемого на возмещение прямого ущерба понесенных расходов , причиненного неисполнением дарителем своего обязательства, “выглядит весьма ущербным с точки зрения морали”? Нельзя же забывать, что в результате совершения дарения имущество одаряемого должно увеличиться, а не сократиться.

Если же брать договор дарения в обыденном представлении, то не следует забывать, что ответственность дарителя за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по передаче имущества одаряемому может наступить лишь при наличии вины дарителя в нарушении договора п.

Поэтому в случаях, когда даритель, заключив договор обещания дарения, не принимает никаких мер для исполнения взятого на себя обязательства, а одаряемый несет разумные расходы при условии, что факт и размер им будут доказаны , нет никаких оснований для освобождения дарителя от ответственности. На наш взгляд, такой подход не противоречит принципам регулирования имущественного оборота имея в виду прежде всего обеспечение определенности и стабильности имущественных отношений и является справедливым в отношении как дарителя, так и одаряемого.

В связи с этим нельзя не согласиться с А. Маковским, который подчеркивает, что “договор дарения подчиняется общим положениям обязательственного права, в том числе правилам об исполнении обязательств гл. Из этого следует, что, если в договоре дарения прежде всего это относится к консенсуальному договору прямо предусмотрены условия, определяющие количество, качество даримого имущества, отсутствие на него прав у третьих лиц и т.

Договор дарения не может рассматриваться как обязательство, исполняемое “при осуществлении предпринимательской деятельности”, и поэтому указанная ответственность дарителя по общему правилу возможна лишь при его вине п. Несмотря на применение к дарителю общих положений об ответственности должника, нарушившего свои обязательства, законодатель счел необходимым специальным образом урегулировать ответственность дарителя за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина вследствие недостатков подаренной вещи ст.

Такая ответственность в целом строится по правилам деликтной ответственности внедоговорное возмещение вреда. Особенность же а вместе с ней и смысл специального регулирования состоит в том, что основания такой ответственности дарителя определены в самом тексте ст.

Установление факта владения строением на праве собственности

Когда документы на дом утрачены, факт его принадлежности подтверждается в судебном порядке. Такая категория дел относится к особому производству. В рамках него суд рассматривает дело и выносит свое решение в пределах двух месяцев.

Для того чтобы установить факт права собственности на недвижимость необходимо доказать, что правоустанавливающие документы невозможно было получить иным путем. В противном случае суд может не принять заявление к своему рассмотрению.

Не подлежат рассмотрению в рамках особого производства заявления, из содержания которых можно предположить, что дом, земля иная собственность оформлены на другое лицо. То же самое касается и объектов, возведенных самовольно.